Домой / Люди / «Эльбрус — не шутка». Зачем немка променяла Баварию на Кабардино-Балкарию?

«Эльбрус — не шутка». Зачем немка променяла Баварию на Кабардино-Балкарию?

«В 1990-е Россия была для нас неизвестной, загадочной страной. Белым пятном. А теперь кажется, я жила здесь всегда».

Немка Лиза Паль отлично говорит на русском, хорошо знает балкарский. И давно считает своим домом Приэльбрусье.   

Знакомство с нашей страной началось в 1989 году, когда из ФРГ Лиза попала в Волгоград на курсы русского языка, организованные Мюнхенским университетом для будущих славистов. 4 месяца — 4000 марок.

Бурная история белых африканцев. Потомки колонистов переедут из ЮАР в РФ?

— Это было ужасно дорого! Но преподаватель сказала: хотите нормально говорить — надо ехать в Россию. И мы поехали. Хотя для немца Волгоград зимой — страшный город. Казалось, там хорошо к нам относиться уже никогда не будут. Школа была суровая, с тараканами в компоте, — после этого уже ничего не страшно.

Невыносимая трудность бытия с лихвой перекрывалась радостью ежедневного общения с носителями языка и путешествиями. Поехать, правда, Лиза смогла только на Байкал. На другую поездку денег уже не было — организаторы просили 500 марок. Никто и не сказал сразу, что можно отправиться к советским ребятам в гости по дешёвому студенческому т­арифу. 

— С парнем из Терека я впервые попала в Кабардино-Балкарию. А съездив несколько раз, решила после курсов остаться ещё на месяц. Была зима. Я хотела кататься на лыжах. Мне продлили визу. И это было классное время! 

Нечего надеть

На лыжах Лиза — с шести лет. В Баварии она жила с родителями в курортной деревушке в горах, где не уметь кататься было бы странно. 

— Да, наши горы похожи на здешние. Но Приэльбрусье тогда было более диким — это притягивало. Хотя не было ни нормальных гостиниц, ни кафе. Я жила в советском пансионате «Чегет» и не могла понять, почему на завтрак — макароны с сосисками. Зато местные жители, с которыми познакомилась тогда, до сих пор лучшие друзья. Кто-то торгует сувенирами, кто-то спасает… 

Сейчас Лиза здесь свой человек, никому в голову не придёт назвать её иностранкой. Ей даже предлагали писать докторскую о балкарском языке. В республике-то многие говорят с акцентом. А появись она в Пятигорске — первый же вопрос: «Вы откуда?» Даром что у неё с 1996 года вид на жительство в России. 

«Покорить нельзя, можно только взойти». Альпинист о работе и философии гор

— Гражданство я здесь получить не могу — иначе потеряю германское, сложно будет ездить к родителям. Можно написать заявление, объяснив, почему хочу получить второе гражданство, оставив германское. Но пока этим не занималась. 

Именно тогда, в середине 1990-х, Лиза решила остаться на Северном Кавказе. Вышла замуж за балкарца. Повезла к родителям в Баварию, а ему там совсем не понравилось. К слову, именно отец-агроном когда-то убедил Лизу учить русский.

— В 1970-е годы он часто бывал по работе в Советском Союзе. Потом приехал в 2000-м и чуть не заплакал, увидев, как развалилась страна.

Разводом закончился и брак Лизы, продлившийся 15 лет. Но Эльбрус её уже не отпустил.   

— Не сложилось. Так бывает. Конечно, я жалею. И он, наверное, тоже. Хотя у него другая семья, дети. Может, я слишком много работала? Или мы оба?.. Он же втянул меня в мир туризма. Точно знаю — не в менталитете дело. Это для вас кавказские люди другие. Для нас между балкарцами и русскими не такая большая разница. Горцы мне даже ближе. Маленький народ. В Баварии такие же суровые люди — работящие, сильные, занимаются сельским хозяйством. Хотя немецкие мужчины куда более смешные, чем балкарцы. Не знаю, как вообще с ними можно жить.

Первое время Лиза занималась переводами в Германии, работала на российских выставках — от Министерства экономики Баварии. Зарабатывала приличные деньги, а в Приэльбрусье отдыхала. Сегодня она инструктор по лыжам и сноуборду, гид по фрирайду и Эльбрусу. Умеет делать хычины, обожает шашлык. У неё есть квартира, загородный дом, хорошая машина. Но, кажется, вообще нет… платьев. Только трекинговые ботинки, термобельё, непромокаемые брюки. Когда у большинства выходные и праздники, у неё работы невпроворот. В саду ягоды уже осыпаются, а ей и не вырваться.  

— Я была на горе, наверное, 250 или 300 раз, знаю почти каждый уголок. И мне кажется, любой, кто попал сюда однажды, не может не приехать ещё и ещё…   

Командор «Берингии»: я варил борщ у Эвереста и топил русскую баню в Непале

Приказано: выжить

Гор в Приэльбрусье немало. Собственно, они кругом, куда ни глянь. Но для Лизы гора — только Эльбрус. Одна из семи высочайших вершин света, на которую стремятся спортсмены и туристы со всего мира. 

— Чтобы подняться на гору, надо быть очень организованным человеком. Многие ходят без гида. Если честно, и он может заблудиться, но в отличие от туристов знает, как выжить. Неопытные часто разбегаются в разные стороны. А это опасно.

К слову, в начале лета здесь, на высоте 4500 м, пропали несколько немцев. Был сильнейший туман, потом начался сильный ветер, пошёл снег. Обнаружили их случайно — спасатели отправились за потерявшимися поляками. К счастью, нашли и тех и других.

— Я уже хорошо знаю и уважаю гору — «лица» у неё могут быть разными. И об этом надо помнить. Сейчас среди гидов, особенно молодых, есть тенденция — идти в любую погоду. Но гора-то сложная, коварная. Бывает, люди не только теряются, но и улетают вниз, замерзают. Сколько здесь жертв! В прошлом году искали американца, а обнаружили тела пятерых других — с 1980-х или 1990-х годов. Легко писать об Эльбрусе после того, как ты с трудом поднялся и теперь, сидя на диване и чувствуя себя крутым, даёшь в Интернете советы.

Обычная программа подъёма на Эльбрус (5642 м) занимает 8 дней, в том числе 3-4 ночи — адаптация в лагере на высоте 3800. Непосредственно подъём — ночь и день. На вершине ночевать нельзя: мало воздуха, голова может не выдержать — ляжешь и не проснёшься. В том, что Эльбрус — не шутка, убеждаешься даже на высоте 4000 м. За полчаса можно увидеть дождь, снег, туман. Быстро вспомнишь, где сердце, а спустившись, будешь искать обезболивающее для головы.

«Вузам нужна свежая кровь». Как немец борется за российское образование

— Сейчас у меня с австрийцами скитур (горнолыжный спорт со­вмещён с альпинизмом) — они как раз акклиматизируются. Вчера уехала девушка из Катара, покорившая уже вторую из семи вершин. Боялась снега, а у нас, как назло, выпало 10 см. 

Клиенты со всего мира находят меня по сарафанному радио. Но с иностранцами я стараюсь сильно не дружить — никогда не знаешь, кто они на самом деле. Особенно американцы. Но ещё больше боюсь русских врачей. Они вечно пьют и курят. И после подъёма на гору начинают поить иностранцев. Нет-нет, это хорошие врачи. Но на отдыхе они очень расслабленны. 

Сама Лиза может позволить себе короткий отдых разве что в октябре. Чтобы уехать… например, на греческий Олимп. Не раз была в Грузии, лазила по скалам в Крыму.

— Я люблю активный отдых. На море хорошо денёк-два, но и там не могу лежать. Обычно катаюсь. На кайте или по берегу на велике. В Кабардино-Балкарии объездила всё. Туризм здесь развивается медленнее, чем, скажем, на Красной Поляне в Сочи, но зимой тоже народу много. Даже слишком. Судьба Эльбруса — быть одной из семи вершин мира. Но Приэльбрусью это может и навредить: для жизни чем меньше людей, тем лучше.

Источник

Проверьте также

5 часов боли. Инвалид пострадал на допросе в полиции

Инвалид 1 группы Юрий Гарипов пережил мучительный и унизительный допрос в следственном отделе. Произошедшее он …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *